Интегралом по гусиной стае

«Не страшно, если меня недооценят, плохо, если перехвалят»...

(мудрость)

При попадании 2-х дробин в переднюю часть тушки гуся дичь, как правило, твоя: что-нибудь да зацепит — крыло, шею… Ежу понятно, что, конечно, надёжнее, чтобы в птицу попало 5-6 дробин.  Но не надо быть святее Папы Римского.   Практика показывает, что фарисейским  публикациям читатель всё равно не верит.  Конечно, мне спокойнее было бы, если бы я писал, как некоторые, что всегда стреляю по гусям не далее 30 метров. По низко летящим целям, когда   можно привязаться к земле и точнее определить дистанцию, — я всегда бью не далее 35-45 метров.  К тому же по птицам вроде уток, куропаток, ворон дробью не крупнее № 5. Чаще шестёрочкой.  А в воздухе по гусям уже сложнее.  Многие ведь отмечают, что большой размах крыльев и  не очень частые взмахи создают иллюзию медленности полёта и их близости.

Мои приёмы

Газеты пестрят сообщениями о стрельбе по гусиным стаям не в меру (определяемую со стороны).  И хоть с газетной методики по стрельбе влёт проку мало, я  по мере сил всегда пытаюсь донести до читателя хотя бы методы и приёмы быстрого  определения  приемлемого расстояния до гуся (длина гуся равна ширине дульной части ствола при вскинутом ружье).  Этот критерий самый простой,  быстрый и надёжный. Если гусь помещается на кончике прицельной планки (крестик),  можете быть уверены, что дистанция — 100-150 метров.  Бить нельзя.  Во всяком случае, дальше 70 метров я уж точно никогда не бью.  А на 60-70 метрах размах крыльев ох какой большой!  Истошный  гогот вожаков, допустивших ошибку и налетевших на близкое соприкосновение с человеком,  взбудораживает душу, в ушах скрип перьев, перед глазами  мельтешение крыльев...  Разве будешь при этом раздумывать и вспоминать формулы? Хотел бы я посмотреть на охотника, удержавшегося от выстрела на 60 метрах… Когда ещё гуси налетят на такое расстояние?

Если бы начинающие охотники не били  по гусям  далее 60-70 метров, это было бы благом.  Не надо бояться, что начинающие охотники прочитали о дистанции  в  60 метров. Они и не то видали на практике.  Помните анекдот, когда мамаша привела к доктору своего великовозрастного  сыночка, у которого «бо-бо на письке»?  И что ответил доктор? Ведь бьют по  «крестикам», на заоблачные высоты, на дистанции 100-150-200 метров и более. Чувствуете разницу?  Вот в чём беда.  Вот где подранки.  Резкость боя здесь уже недостаточная.  Нет опыта, нет терпения, нет глазомера.

Так зачем же придираться к выстрелам по крупным птицам  на 60 метров патроном специального снаряжения (когда в переднюю часть тушки попадают 2 дробины, да ещё частенько перебиты крыло или шея)?  Вряд ли откажется  опытный охотник от выстрелов по гусям  на 60-70 метрах, когда он видит, что гуси после таких выстрелов падают, за подранками бегаешь нечасто — «как правило, твоя».  Чего же ждать лучшего?  Ждать, пока гуси приблизятся на 20-30 метров?  Нелепость теоретиков… Так можно прождать до второго пришествия…  И наши классики допускали выстрелы с подобранным патроном до 63 метров. А специально снаряженным патроном «Магнум» ещё на 10 метров дальше.  В. Гуров об этом напоминал.

Если есть необходимость,  могу после осенней охоты посвятить этой теме отдельную статью. Я и мои товарищи стреляем по гусям не интегралами, а крупной дробью — нулёвкой.   Подранков, как правило, добираем, совесть у нас чиста. Удовлетворение есть. Люди у нас серьёзные.  Даже в мыслях трудно представить,  чтобы кто-нибудь из нас пульнул на сотню метров или бабахнул по казаркам или пискулькам… 

Хорошо знаю все опубликованные в 20 и 21 веке статьи по внутренней и внешней баллистике дробового выстрела, начиная с Неймансвальской испытательной станции. У самого на эту тему опубликована в 2006 году книга по материалам практических исследований.  Тесно общался при этом с М.М. Блюмом, С.М. Шейниным, В. Вальневым  и другими специалистами. Шейнин, кстати, упоминает обо мне в своей книге «Записки оружейника».   Так что допускать ляпсусы в практической стрельбе на охоте как-то не с руки… Да и неплохие результаты  охот придают твёрдую уверенность.

Молодо — зелено

Да и вообще,  разговаривая с молодыми людьми, пришедшими в охоту за последние годы, видишь, что многие моменты, связанные с  охотоведческой подготовкой, изучением правил охоты, разрешёнными способами добычи дичи, мерами  безопасности при обращении с оружием, материальной частью оружия и баллистикой  выстрела, их просто не интересуют.  Например, недавно  в разговоре с тремя парнями о том, что с увеличением начальной скорости дробового снаряда свыше 400 метров в секунду  увеличивается деформация дробин и значительно возрастает лобовое сопротивление воздуха,— выяснилось, что никто из них об этом и понятия не имел…  Наоборот, говорили, что всегда считали патроны с наибольшей начальной скоростью  самыми лучшими для дальнего боя… Мало того — некоторые не читали и даже не слышали таких авторов, как Сабанеев, Арсеньев, Бутурлин, Ивашенцев, Блюм. Не говоря уже о Зернове, Федосееве или  Журне. Да что там! Недавно один молодой охотник спросил: «А кто такой Бианки?..» Неужели в детстве ему не читали его рассказы? Говорит, мол, всё время сижу у компьютера — и дома, и на работе… Это всё  техницизм и детство, пришедшееся на 90-е годы, на «сникерсы». 

Вот отсюда и неожиданные критические выпады на некоторые старые оружейные  истины, называемые  ныне  иногда  анахронизмом.  Даже в газете проскакивали высказывания новичков о неверии, что для наилучшего боя из определённого ствола его нужно пристрелять, т.е. подобрать патрон… Видимо, новое время, поверхностность действий, желание сегодня же получить результат за проплаченную  охоту, спешка во всём не оставляют времени на долгие и кропотливые  исследования.

А ведь, как озвучил старую истину В. Высоцкий, это уже когда-то с кем-то где-то было.   Многим ли читателям газеты приходилось видеть или участвовать в изготовлении ружейных стволов в, так сказать, домашних условиях?  А мы  в Ленинграде  высверливали стволы противотанковых ружей под дробовые ружья, обрабатывали, соединяли их между собой под определённым углом, спаивали, припаивали подствольные крюки и антабки, выбивали номера и воронили.  Нехило?  Попробуйте сейчас найти таких слесарей-мастеров (естественно,  заядлых охотников).  Кстати, знаю, что эти ружья и сейчас исправно служат.

Сейчас даже хорошего термиста на всём заводе найти трудно.  Они, конечно, есть, за работу берутся, но предупреждают, что клинки для ножей никогда не калили.  Впрочем, кто понимает толк в этом деле, тот знает, что закалить полоску — это вообще-то ещё не всё.  Проблема в последующем отпуске, чтобы клинок не оказался хрупким. Иначе мало толку будет с такого ножа… Были случаи, когда хвалёный эксклюзивный нож, купленный на выставке, при падении на цементный  пол рассыпался на куски.  При покупке такой внутренний дефект не обнаружишь. К сожалению, даже такие специалисты пропали в годы смуты 90-х годов.

Однажды я целых три месяца  не мог доделать до конца устройство для прессования пластмассовых обтюраторов. Пуансон изготовили, а для матрицы не могли найти нужной стали.  Важно ведь, чтобы грани  пуансона, формирующие обтюратор из пластмассы,  при ударе по нему  молотком  не деформировались.  Иначе после нескольких приёмов устройство просто придётся выбросить за ненадобностью — оно выйдет из строя. Но мастер не стал вытачивать её из первой попавшей стали, пока не нашёл нужную. 

А вот  недавно один из наших молодых парней, решив изготовить себе это устройство, пренебрёг моим предостережением.  Изготовили они прибор.  И после нескольких циклов  пуансон заклинил в матрице.  Там ведь зазор в десятые доли миллиметра. Пришлось прибор выбросить.  Время и деньги потрачены впустую.  Маленький, казалось бы, казус, а неприятно…  В этом-то и состоит поверхностность  подхода к охотничьему оружию, снаряжению.  Как говорил Жванецкий,  «тщательней надо, ребята…».

С критикой и сомнениями  из Свердловска проще. Никакого вскрытия патронов мы не делали.  После потрошения гусей извлечённые дробинки я всегда кидаю в правый карман своей неизменной суконной куртки.  А для гусиного патрона у меня согласована  с дульным сужением нулёвка. Извлечь дробину из тушки для меня не проблема.  Тем более сравнить дробинки между собой… Сложнее  и дольше эту процедуру описать на бумаге, чем выполнить практически.  Именно методам, приёмам, способам  замеров параметров механизмов, узлов, деталей ружей  была когда-то посвящена моя большая  статья  «Замеры параметров ружья».  В книгах часто приводятся различные цифровые данные по характеристикам ружья и компонентов патрона.   Но не всегда ведь понятно, как их замерить в домашних условиях.

К чему эти сомнения и  критиканство с лупой в руках?   Бесполезная трата времени. Уличить?  В чём?  Я много лет веду охотничий дневник (есть записи  даже 1959 года), столько накопилось записей, что высасывать из пальца сюжеты  для меня нет необходимости.  Читатели, наверное, помнят, что я давал советы начать помаленьку вести записи об оружии, снаряжении  и охотничьих вылазках.  Со временем это войдёт в привычку и принесёт несомненную пользу.

Командная работа

Верный одному из своих старых командирских принципов, я и теперь многие сложные вопросы разбираю со своими товарищами, в своём коллективе.  Знаю, что слово «коллектив» теперь ругательное и вызывает усмешки. Меня это мало волнует.  Я знаю на деле  его силу и пользу…  Для меня важно именно то, что скажут мои близкие друзья и товарищи по совместным скитаниям, опыту  и рассудительности которых  я верю.  Когда я показал им мелкие придирки в нашей газете, они сказали, что так всегда было, во все времена.  Либо  критикующему нечего делать, либо это простое крючкотворство, а возможно, иногда бывает и обыкновенная зависть…

Интересно, кстати, заметили ли читатели, что я в лупу никогда не рассматриваю чужую статью, не мелочусь, не придираюсь, даже наоборот — предлагал делать скидки на эмоциональные выражения С. Иорданова.  Думаю,  что многие понимают: что мне ничего не стоит разнести в пух и прах некоторые статьи…  Но зачем мелочиться?.. Со временем автор сам  начнёт критичнее относиться к своей писанине.    Вот принципиальные ошибки — те надо поправлять. «Помогает не тот, кто хвалит, а тот, кто ругает».   Сколько я писал о недопустимости, например, применения по гусям картечи,   дроби  00-0000 нуля и стрельбы по крупной дичи на дистанции далее 60-70 метров, а по уткам далее 45?! Знаменитый стрелок России Е.Т. Смирнов (полковник царской армии) в своей книге пишет: на 40 метров бью всегда. На 45 м —  от 1/2 до 3/4 удачных выстрелов, на 52 метра бью редко, если попал — маслицем по сердцу, не попал — и так ладно, на 72 метра не бью. Это по дичи, равной по размерам  утке, обычным патроном.

Для обычных  охотничьих ружей дистанции эффективной стрельбы давно известны: п/чок — 24-38 метров;  чок — 27-45 м. Предельные дистанции: п/чок — до 45 метров, чок — до 50 метров максимум.

И ещё. После  публикации моих статей по доводке самозарядного ружья МЦ 21-12  в течение последних 15 лет меня однозначно причисляют к ярым приверженцам этого ружья.  На самом деле это не совсем  так.  Да, я охочусь на гусей с этим ружьём.  Хорошо знаю его положительные стороны и недостатки.  Мне нравится его сильный бой.  Смело можно встречать волчью семейку в чистом поле или караулить гусей в скрадке…  Но наряду с отражением его достоинств я всегда подробно раскрываю  способы устранения недоработок в его механизмах.  Много получил за это благодарностей от их владельцев.  Знаю, что если ружьё отлажено, с хорошим боем,  то владелец не так легко с ним расстанется. Что ж было поделать, если с 1965 года это была единственная самозарядка?  Приходилось дорабатывать его капризные  механизмы, изучать особенности его эксплуатации, привыкать к нему.   Сейчас, конечно, если брать второе (самозарядное)  ружьё — надо брать МР 153. 

А. Азаров, член Ассоциации оружиеведов «Арсенал»,

г. Санкт-Петербург